Рентгенологическая динамика репаративного остеогенеза при удлинении бедренной кости у больных дисхондроплазией 15.09.2020

Рентгенологическая динамика репаративного остеогенеза при удлинении бедренной кости у больных дисхондроплазией

Важным вопросом при лечении деформаций и укорочений конечностей у больных дисхондроплазией является определение степени перестройки хондроматозных очагов при постепенной дистракции как на уровне остеотомии, так и в прилежащих отделах удлиняемой кости.

ВВЕДЕНИЕ


Дисхондроплазия относится к врожденным системным заболеваниям и является одной из разновидностей хрящевой дисплазии. Сущность патологических изменений сводится к нарушению обызвествления и резорбции хряща эпифизарной пластинки с увеличением его в направлении метафиза в сочетании с пролиферацией и персистенц и ей хондроцитов. Эти изменения происходят одновременно с ростом костей в длину, вследствие чего участки с нарушением обызвествления и резорбции хряща смещаются по оси к метафизу и далее к диафизу, занимая центральное или периферическое положение [2]. С.А. Рейнберг отмечает, что ближе к пубертатному возрасту хрящевая ткань замещается костной и хрящевые просветления на рентгенограммах уменьшаются, что отражает естественное течение заболевания [9].

Тем не менее, одним из ключевых вопросов при лечении деформаций у больных дисхондроплазией остается выявление степени перестройки хондроматозных очагов при постепенной дистракции как на уровне остеотомии, так и в прилежащих отделах удлиняемой кости, так ка к от степени перестройки патологической ткани в большой степени зависит развитие рецидивов или появление новых деформаций.


В литературе встречаются противоречивые сведения относительно оссификации хрящевых очагов в зоне удлинения. По мнению ряда авторов, происходит образование регенерата нормальной здоровой кости, даже если остеотомия была выполнена через очаг патологической хондроматозной ткани [7, 8, 13]. Часть исследователей сходятся во мнении о перестройке очагов диспластической хрящевой ткани в костную в дистракционном регенерате при остеосинтезе методом Илизарова [1, 6]. Другие авторы отмечают присутствие патологической хрящевой ткани в дистракционном регенерате, указывают на наличие очагов хондроматоза в зоне удлинения, не претерпевших изменений по сравнению с исходными данными [3, 4].

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ


Изучены 196 рентгенограмм бедер 13 пациентов (средний возраст 13,8 1,96 лет на начало лечения), которым выполнено 17 этапов удлинения сегмента. Период дистракции в двух случаях продолжался м е нее 40 дней, в 9 случаях – 55 - 63 дня, в шести случаях – 90 - 120 дней. Величина удлинения составила в среднем 5,6±2,05 см (от 3 до 10 см).

Длительность остеосинтеза – 161±34,12 дней, индекс остеосинтеза бедра – 21,2±3,65 дн/ см. Из этой группы при анализе рентгенологической динамики были выделены 2 случая удлинения бедра с интрамедуллярным армированием. В различные сроки периода дистракции (10, 30, 60, 90 - 120 дней) и фиксации (30, 60, 90, 120 дней) визуально были изучены основные рентгенологические признаки репаративной регенерации (структура регенерата, наличие и протяженность «зоны роста», наличие и величина периостальных структур на отломках, величина поперечника регенерата по сравнению с поперечником концов отломков), рекомендуемые при оценке репаративного остеогенеза [5, 10, 12].

Компьютерный анализ изображений рентгенограмм выполняли на аппаратно - программном комплексе «ДиаМорф» (регистрационное удостоверение МЗ РФ No 98/219 - 137). На оцифрованных изображениях рентгенограмм в опытной группе до оп е рации оконтуривали зоны кости с патологическими изменениями высотой 2 см, где в последующем будет сделана остеотомия, новообразованного участка кости, а также проксимального и дистального прилежащих костных участков на высоту 1 см от границы зоны новообразованной кости в периоды: сразу после снятия аппарата и через 1 год после снятия аппарата (рис. 1).


В качестве контроля были отобраны рентгенограммы здоровых бедер 6 пациентов с врожденными и посттравматическими укорочениями конечностей. Измеряли площадь и среднюю интенсивность (яркость) выделенных участков. Дополнительно на уровне каждого исследуемого участка измеряли среднюю интенсивность мягких тканей и фона изображения рентгенограмм.

Полученные данные использовали для расчета оптической плотности (ОП) по формуле:

ОП= lg ((Иу - Имт)/Иф),

где ОП оптическая плотность, усл. ед. ;

Иу – средняя интенсивность тени исследуемого участка, усл.ед.;

Имт средняя интенсивность тени мягких тканей, усл.ед.;

Иф – средняя интенсивность фона изображения рентгенограммы, усл.ед.

В площади каждого исследуемого участка рассчитывали доли костных структур с различ-ной ОП, отражающих их степень минерализации. При этом костные структуры с ОП от 0 до 0,20 условных единиц считали очень слабом инерализованными, от 0, 21 до 0,40 условных единиц считали слабоминерализованными; от 0,41 до 0,60 – среднем и нерализованными; от 0,61 и выше – высокоминерализованными.

Для обработки цифровых данных использовали программы Microsoft Excel – 97 и « Attestat » (версия 1.0). Значимость полученных результатов оценивали с помощью параметрического критерия Стьюдента или непараметрического критерия Вилкоксона. Различия считали значимыми при Р<0,05

РЕЗУЛЬТАТЫ


Основные рентгенологические признаки репаративной регенерации периода дистракции в группе без интрамедуллярного армирования и при удлинении с сочетанием аппарата Илизарова и внутрикостных изогнутых спиц представлен ы в таблице 1.





К 10 - 14 дням дистракции лишь у одного пациента в диастазе не определялись признаки регенерата. У остальных регенерат имел однородную гомогенную структуру. При этом глыбчатые включения диаметром 1 - 3 мм высокой оптической плотности, присутствовавшие в хондроматозных очагах на уровне остеотомии и до операции, четко определялись в диастазе. Тени периостальных напластований на отломках присутствовали у 5 из 15 больных первой группы. При удлинении с интрамедуллярными спицами периостальные напластования отсутствовали.

Особенностью формирования регенерата в первой группе являлось довольно длительное сохранение однородной гомогенной структуры регенерата (рис. 2).